Алеша Прокопьев: «…И бессловесным будет сниться базар на сотне языков»

14.11.2020

На прошедшей неделе, 9 ноября были объявлены победители премии «Поэзия» (второй сезон). Лауреатом в номинации «Поэтический перевод» стал Алёша Прокопьев — мы поздравляем поэта, и расскажем о его творчестве.

Сергей Алиханов

Алёша Прокопьев (именно так он себя просит называть) родился 15 августа 1957 года в Чебоксарах. Окончил Исторический факультет МГУ.

Публиковался в журналах: «Воздух», «Новый мир», «Иностранная литература», «Новый журнал», «Волга», «Prosōdia», «Берлин. Берега», в антологиях «Строфы века», «Самиздат века», «Строфы века — 2» мировая поэзия в русских переводах, на сайтах: «Вавилон», «Новая карта русской литературы», «Середина мира» и других ресурсах Интернета.

Переводил стихи с английского — Джефри Чосера, Эдмунда Спенсера, Джона Милтона, Джерарда Мэнли Хопкинса, с немецкого — Райнера Марию Рильке, Фридриха Гёльдерлина, Георга Тракля, Готфрида Бенна, Георга Гейма, со шведского — Тумаса Йоста Транстрёмера и других европейских поэтов.

Вышли сборники стихов: «Ночной сторож», «День един», «Снежная Троя», «Метафизика одежды». Сборники стихотворных переводов: Райнер Марии Рильке «Книга часов», Георга Тракля «Избранные стихотворения», Андреаса Грифиуса «Сонеты. Книги первая и вторая», Пауля Целана «Мак и память».

С 1996 по 2002 годы руководил Семинаром художественного перевода в Литературном Институте имени Горького.

Творчество отмечено премиями: «Андрея Белого в номинации «Перевод», «Anthologia» — за просветительскую работу и стихотворные переводы.

Живет в Москве.

Постоянно обновляемый текстуальный мир Алёши Прокопьева настолько обгонял общее редакторское восприятие, что его стихи не печатались в журнальной периодике в течении четверти века! Творчество Прокопьева самоценно и самодостаточно — как всякое подлинное искусство, и напрочь лишено не только энергетики отрицания, но и остаточного пафоса — или антипафоса — социалистического жизнеутверждения. Под пером поэта рождались только новые структуры стихотворной речи. А одиночество мастера долгие годы было заполнено нескончаемой переводческой работой.

В советские времена — по свидетельству наше автора Евгения Витковского — был удивительный случай, когда поэту под вымышленным экзотическим именем в течении многих лет пришлось печатать свои собственные стихи, маскируя их под переводы. И вдруг, по секретарскому недосмотру, этому «никнейму» дали высочайшую премию, и обман невольно раскрылся. А поэту, псевдо-переводчику пришлось скрываться!

Слава богу, стихи Прокопьева дождались и своего часа, и признания.

…Но к стыду, в наказанье, за слух и за зренье,

за чутье и за тягу, за то, что не спишь,

а летаешь, всем сердцем почуешь презренье

всей вселенной, посторонившейся лишь

для того, чтоб колючим комочком свернулась

не разбившись душа, по которой идешь, —

не звезда и не птица, — очнувшись, как юность,

боль в затылке, и в сердце колотится еж.

(отрывок стихотворения из «Золотой антологии самиздата» под редакцией Генриха Сапгира)

Интертекстуальность оказалась спасительной не только для поэзии, но и для самой жизни. Под неявной, и оттого еще более глубокой иронией, Алеша Прокопьев эстетически отобразил существование. А если поэту удается адекватно, просодией стиха, семантически отобразить абсурдность действительности, то в ней самой вдруг возникают и возрождаются ранее неразличимые смыслы. Словно текстовой соцарт, в котором слова не приклеиваются, а вживляются и в ткань, и в суть, деконструированный язык вдруг возрождается в потоке поэтического сознания:

Я стану прозрачным от мыслей, от их свеченья,

когда надо мной закачается виолончельный

мятущийся воздух густой; и, уже безучастный

к обиженным ближним, увижу: из листьев сочатся

туманные капли.

Мы все понемногу ослепли.

С момента рождения — в дымные падаем петли.

И всё же, за воздух держась, ни на что не надеясь,

на что-то надеемся, то есть: сжигая, как ересь,

отцветшие звуки и жёлтые запахи, помним

о прежних препонах. В пруду отражаются сонмом

всё те же обиды. Войду в эту тёмную воду,

и деревом выйду, и встану от леса поодаль…

Чебоксарский поэтический фестиваль традиционно проводит и курирует Алеша Прокопьев, и его выступления на них всегда значимы:

Именно переводчики — эти «почтовые лошади просвещения» (Александр Пушкин) при всей псевдо-открытости современного мира, по сути, и прорубили духовное, но постоянно зарастающие, затягивающееся футбольным мхом и лишайниками, и рекламными вьюнками теле-окно в Европу.

…Так громогласно целый мир сотряс,

что где-то сквозняками нетерпенья

захлопнулось открытое уже.

И не прошла ли трещина тогда

сквозь семена здоровые в земле;

кто знает, не мелькнула ли в животных

прирученных охота убивать,

как молния сквозь поражённый мозг.

Кто поклянётся, что не наш поступок

Ударил в ближнюю сосну, и кто же

Его направил, в с ё здесь направляет!..

Отрывок из стихотворения Райнера Марии Рильке «Реквием Вольфу графу фон Калькройту» в переводе Алёши Прокопьева. Именно этот перевод стал Лауреатом в номинации «Поэтический перевод».

Творчеству поэта посвящены статьи и отклики.

Наш автор поэт Дмитрий Веденяпин написал: «Читая Алёшу Прокопьева, мы оказываемся вне жесткой системы координат, навязываемой современностью…

Слова в стихах Прокопьева… становятся ощутимо больше сегодняшних проблем, наших нынешних «счастий и несчастий», больше нас самих… говорю о редком ощущении, что слово, слово вообще, имеет отношение к чему-то такому, что гораздо интереснее, невероятнее и глубже наших торопливых «кажется», сказанных по любому поводу…

Стихи Прокопьева загадочны во всех смыслах. Подозреваю, что часто и для самого автора…

…в его стихах есть пульсация, таинственный гул поэтической магмы.

…метафора у Прокопьева перестает быть исключительно литературным приемом. В пространстве его стихов метафора как сближение на первый взгляд далековатых вещей и понятий – в силу уже отмеченного ощущения связанности всего со всем…».

Елена Семенова, обозреватель приложения «НГ-Exlibris», провела репортаж с Творческого вечера поэта: «Алеша Прокопьев читал звучно и четко, и это не случайно. В его поэтике чрезвычайно важен звук – часто происходит выраженная игра фонемами, морфемами, а «в пристежке» с этим – оттенками смыслов…. В стихах Алеши Прокопьева интересен тонкий вибрирующий переход – когда копошащийся в сознании интеллектуальный языковой массив выплескивается…».

В интервью Елене Калашниковой — литературоведу и критику, Алёша Прокопьев поделился: «Принцип один: читаешь что-то, допустим, по-немецки, и вдруг тебя охватывает такая тоска по тому, как это здорово могло бы прозвучать по-русски…. у всякого поэтического шедевра, на каком бы языке он ни был написан, всегда есть и русская версия…

Все свои переводы — без исключения — я воспринимаю как собственные стихи, а если какое-то стихотворение не получается, как мое, я его исключаю. Парадокс в том, что я и собственные стихи не считаю своими…».

Источник: lgz.ru

← Вернуться к списку статей